Официальный форум Кузнецова Константина Борисовича

 

ЭЗОТЕРИЧЕСКО - ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ФОРУМ
Для парапсихологов, экстрасенсов, целителей, волхвов, магов. А также для тех, кто только ищет себя. Чтобы обмениваться опытом и навыком, помогая друг другу.

 

Третий глаз, магия добра, исцеления, непознанное и не только

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Для познания и обучения.

Сообщений 241 страница 253 из 253

241

Прочитал в газете " Московский комсомолец " очень интересную статью :
В черта поверишь: генерал раскрыл секреты советской "фабрики экстрасенсов"
Чем занималась военная часть 10 003

В научных центрах силовых структур нашей страны 15 лет тайно исследовались экстрасенсы, проявившие себя в разведке, на войне в Чечне, в борьбе с преступностью. Аналогичная работа двадцать лет велась по программе «Звездные войны» в США. Гриф «сов. секретно» у нас и у них с этих программ снят.

Мой собеседник — генерал-лейтенант, доктор философских и технических наук Алексей Савин, руководивший экспертно-аналитическим управлением Генерального штаба.

Как и последующие беседы в «МК» с его соратниками из МВД, КГБ и ФСО, наша беседа интересна и особенно актуальна в связи с публичными заявлениями комиссии по лженауке, что экстрасенсы — «произведение журналистов».

— Алексей Юрьевич, как так вышло, что защитивший две докторские диссертации, делавший успешную карьеру на военной службе офицер вдруг круто меняет жизненный маршрут и занимается делом, считавшимся многими известными учеными, академиками сомнительным, мягко говоря?

— В конце 80-х годов к министру обороны обратилась с письмом группа экстрасенсов. Они уверяли, что могут искать пропавшие корабли, устанавливать местонахождение исчезнувших людей, диагностировать и лечить.

Письмо — тогда я служил в управлении вооружений — спустилось мне с указанием: разобраться и доложить заместителю министра и начальнику Генштаба. Им был тогда генерал армии Михаил Моисеев. Он меня с интересом выслушал. Среди подписавших письмо оказалось несколько исключительно одаренных экстрасенсов.

Мой доклад по времени совпал с поступившим в Министерство обороны предложением заместителя председателя КГБ генерала Николая Шама организовать работу с такими людьми, выяснить возможности использования их в разведке...

Так появилась воинская часть с номером 10 003, напоминавшая нолями суперагента 007 Джеймса Бонда.

— Судя по тому, что вы с охотой взялись за изучение «исключительно одаренных экстрасенсов», вы ощущали себя им подобным?

— В детстве, до школы, я трижды перенес клиническую смерть после неудачно прооперированного аппендицита и болезней. Когда выздоровел, неожиданно почувствовал, что могу проникать в мысли других людей. Более того, знал об их судьбе, когда и по какой причине они умрут. Так, однажды предсказал смерть одного нашего хорошего знакомого. Он был у нас дома в гостях, и, как только он ушел, я привел в ужас родителей фразой, сказанной вслед за закрывшейся за ним дверью:

— Жалко, дядя Дима умрет сегодня, до дома чуть-чуть не дойдет.

Он действительно умер от сердечного приступа совсем недалеко от подъезда собственного дома. Родители внушали мне, что читать чужие мысли ничуть не лучше, чем подглядывать в замочную скважину, что не надо никому предсказывать горе.

Чувствовал я в себе силу, которая вела по жизни. Меня в школе волновал недетский вопрос, в чем смысл жизни — моей и всего человечества. Читал Платона, изучил его «Космогонию», искал ответы в философских трудах. Повлиял на меня дед, внушив, что первоисточником всего сущего является мысль — она первична, а не материя.

Но рос в семье военной и по стопам отца поступил в военно-морское училище, стал инженер-лейтенантом. Служил много лет в секретном институте, где придумали крылатые ракеты…

Нашей в/ч 10 003 первоначально дали штат в 10 человек (с годами он вырос в пять раз), помещение с правительственной связью, «вертушкой», чтобы я мог напрямую обращаться к руководителям страны.

Первой нашей задачей считался анализ работ, проходивших по программе пси-войн в США и странах Запада, входящих в НАТО. Другие задачи охватывали многие темы, аналогичные американским, связанные со сверхчувственным восприятием, дальновидением, его изучением и применением.

— Физики института радиотехники и электроники ИРЭ АН СССР, как я помню, назвали свою государственную программу «Физические поля биологических объектов», видели в экстрасенсах людей, отличавшихся сверхчувствительностью к теплу, инфракрасному излучению и другим известным полям. Как называлась ваша программа? Чем она отличалась от той, которой занимались физики?

— Мы назвали ее «Программой развития скрытых сверхвозможностей и способностей человека». Для этого собрали сотни специалистов из силовых структур, студентов, преподавателей, врачей, геологов, артистов, даже школьников и пенсионеров. И под наблюдением врачей и психологов превращали их в экстрасенсов.

— Каким образом происходило такое невероятное преображение, в которое трудно поверить?

— Нам удалось придумать и претворить на практике диалог обучаемых с подсознанием. В результате такого общения они наделялись необыкновенными особенностями ума, могли запоминать большой объем сведений, оперировать многозначными цифрами и информационными потоками. В людях раскрывались творческий потенциал и экстрасенсорные возможности. Мы стремились развить способности, заложенные в каждом человеке природой, до феноменального уровня, а не просто искать экстрасенсов, хотя они, конечно, такими рождаются. Таким методом готовили для армии специалистов-операторов, превосходящих боевых экстрасенсов противника.

Когда доложили о своих делах министру обороны маршалу Язову, он не сдержался и сказал: «С вами и в черта поверишь. Сгиньте с моих глаз». Мы и сгинули, да так успешно, что прошло почти десять лет, прежде чем первые туманные слухи о нашей работе просочились в прессу.

— Да, вы так засекретились, что я о вас ничего не знал, когда писал в стол о Джуне и Нинель Кулагиной, которых тайно изучали в созданной под них лаборатории.

— Я рассуждал так: «Если есть спектр феноменов неординарных способностей, значит, есть механизм их последовательного формирования». Чем мы и занимались.

История полна примеров, когда полководцы выигрывали сражения с гораздо меньшими, чем у противников, силами. Значит, создав команду гроссмейстеров, можно выиграть любую кампанию…

— Как отнеслись к вашим идеям в Генеральном штабе?

— Идеи пришлись ко двору. Начальник Генштаба дал программе зеленый свет и поставил нам ряд военно-оперативных задач, в первую очередь для экстрасенсорной разведки и защиты от такой разведки противника. Возник вопрос экстрасенсорного воздействия, то есть психотропного оружия.

Для слежения за военными силами других государств мы подготовили группы офицеров в Военно-морском флоте и Военно-воздушных силах. Морякам очень важно отслеживать места залегания подводных лодок-ракетоносцев. Обнаружить их очень трудно, они стараются ничем не выдать себя. Наши экстрасенсы после специальной тренировки смогли находить эти лодки по карте в реальном времени с очень высокой точностью. Мы подготовили для флота несколько групп, которые и сегодня там служат.

В авиации наши ребята с 80–85-процентной точностью находили наземные цели как по карте, так и на местности во время полетов. В группах слежения офицеры-экстрасенсы знали до деталей состояние здоровья, личные качества и отношение к службе практически каждого члена экипажа американских стратегических бомбардировщиков. Они могли по фотографиям определять техническое состояние многих видов боевой техники США и степень готовности основных образцов вооружения.

Подготовленные нами офицеры, уходя по возрасту в отставку, ярко проявлялись на гражданке, начинали, к примеру, диагностировать и лечить болезни.

О нашей работе киностудия Министерства обороны сняла несколько документальных фильмов для внутреннего пользования. Впоследствии их рассекретили и фрагменты из них показали по Центральному телевидению.

— Судя по вашим словам, Алексей Юрьевич, то, что считалось редкостью — умение запоминать мгновенно текст, перемножать в уме многозначные числа, что показывают на ТВ чудо-дети, — вы запустили в серийное производство, не так ли?

— Мы набрали группу из старослужащих солдат, которые через полгода демобилизовались. Пришли к нам «деды», развязные ребята. Начали мы с ними заниматься, и перед увольнением их было не узнать. Стихи вдруг начали писать, цветы руководительнице проекта дарить, курить бросили, стали в общении мягче…

— Но это все могло произойти под влиянием красоты и обаяния женщины, воспитаться обычными педагогическими методами…

— Все так, но после 6 занятий по саморегуляции наши «деды» ходили босыми ногами по битому стеклу, раскаленным углям, им втыкали в тело иголки — боли они не чувствовали. У них развивалась память, скоротечное погружение в иностранные языки… К концу службы этих солдат невозможно было представить в неуставных отношениях. Это пример того, как экстрасенсорика способна решать проблему дедовщины в армии.

— Хождение по битому стеклу и раскаленным углям показывают в цирке, это делал на глазах у публики Валерий Авдеев, о котором я писал. Расскажите о том, что мало кто знает.

— Нас привлекали к раскрытию тяжких преступлений, определению личных качеств людей, попавших в сферу внимания спецслужб, к прогнозам политико-экономической и сейсмической обстановки.

Например, известный в стране генерал Валерий Очиров, Герой Советского Союза, обратился с просьбой помочь его родной Калмыкии. Там в лихие 90-е годы вышли из подполья криминальные авторитеты, воры и бандиты, республику стали делить на сферы влияния преступные группировки. Такая задача не входила в наши обязанности.

Но, получив добро начальника Генштаба, я отправил в Элисту группу анализа, включив в нее операторов-экстрасенсов. За два дня они решили задачу: вскрыли основную преступную цепь. Из списков подозреваемых и даже из списка жителей выделяли особо опасных преступников. По карте находили места тайного проживания бандитов, их сборищ и хранения оружия. Местные чекисты и милиция произвели аресты лидеров преступных группировок. Криминальный мир республики потерял главарей и рассыпался на мелкие осколки, которые подобрали милиция и службы безопасности.

— Вы упомянули про сейсмическую обстановку, неужели операторы-экстрасенсы могли предвидеть землетрясение?

— Да, решили однажды и такую задачу, лишившую нас покоя.

Вызывает меня начальник Генштаба и просит проработать сейсмическую обстановку на Камчатке. Ему понадобился прогноз в связи с предстоявшими военными учениями. Принес ему отчет с указаниями, где, когда и какой силы произойдет на Камчатке землетрясение. Справка попала в руки генерала, отвечавшего за регион, и он отправил туда шифровку с требованием принять предупредительные меры.

Шифровка разошлась по частям, но вместо превентивных мер люди на местах решили по-своему и начали массово покидать места, упомянутые в докладе. Началась паника. О ней стало известно на Старой площади. Все случилось в начале 1991 года, когда такие действия могли расценить как преступление перед партией и народом.

Мне позвонили из аппарата министра обороны и предупредили, что если не произойдет землетрясения, то я не только распрощаюсь с Генеральным штабом, но и пойду под суд как паникер и безответственный подстрекатель. Обстановку в части нагнетали звонки с вопросами и угрозами из ЦК, Совета министров, МВД, Академии наук…

Позвонил мне и генерал, отправивший шифровку, с сочувствием: «Крепись, Алексей, плохи твои дела, хуже не придумаешь!»

Я понимал: если не случится землетрясения, поступят со мной жестко в назидание другим. И вот в названный день сижу на службе, домой не поехал. Наступила полночь, час ночи, к двум часам задремал в кресле, и тут звонит «вертушка». Поднимаю трубку и слышу крик генерала: «Все точно, Алексей, там грохнуло!» Произошло все так, как я предсказал, «трахнуло» в тех районах (ошибка была в несколько километров) с предсказанными баллами и в названное время.

— Наверное, после такого успеха вас представили к высокой правительственной награде?

— После всего пережитого сверху снова терзать начали, чуть ли не во вредительстве обвиняли. «Ты скрываешь от народа метод предсказания землетрясений».

Запомнился другой прогноз, но не сейсмический. Мне часто приходилось взаимодействовать с генералом Андреем Николаевым, первым заместителем начальника Генштаба. Как-то во время наших встреч он с грустью сказал мне:

— Вот увидите, дни мои в Генштабе сочтены.

— А куда вас посылают? — удивился я.

— Куда пошлют, лучше вы мне скажите. О ваших прогнозах все только и говорят.

Через день я вошел к нему в кабинет и предсказал, что его дальнейшая служба будет связана с зарубежьем. Он подумал, что пошлют представительствовать в НАТО. А назначили его руководителем Федеральной погранслужбы. Выходит, и этот прогноз оправдался.

— Всегда ли вашей службе сопутствовал успех и понимание окружающих, ведь все, что вы рассказываете, относится к тому, о чем поныне многие говорят, что этого не может быть никогда, более того, считают лженаукой.

— Не все, конечно, верили нам. В Звездном городке у меня состоялась беседа с командиром отряда космонавтов Владимиром Шаталовым. Предложил ему использовать экстрасенсорику при подготовке летчиков-космонавтов; Шаталов прямо заявил, что он во все это не верит, и говорить на эту тему не захотел. Тогда один из моих учеников предложил ему:

— Положите карандаш на ладонь и наклоните руку. Карандаш упал на пол в точном соответствии с законом земного притяжения. Далее ученик пристально посмотрел на Шаталова и снова говорит:

— Кладите карандаш и пока не наклоняйте ладонь. А теперь опустите!

Карандаш словно прилип к руке. Шаталов стряхивает его, как осу, и кричит: «Верю! Верю!» Но к отряду космонавтов нас не допустил. Хотя в то же время в НПО «Энергия», где делали космические корабли под началом генерального конструктора академика Валентина Глушко, экстрасенсы были в большом почете.

Секретной экстрасенсорикой, подобной нашей в Генеральном штабе, занимались в МВД под руководством полковника, доктора медицинских наук Вячеслава Звоникова; в Федеральной службе охраны — под руководством генерал-майора Бориса Ратникова, в ФСБ — под началом генерал-майора Шама. Он же координировал экстрасенсорную разведку в наших силовых структурах.

Лев Колодный

+2

242

Прочитал очень интересную притчу :
" Маленькая девочка держала в руках два яблока. В комнату вошла её мама и мягко, с улыбкой спросила свою маленькую принцессу : " Милашка моя, ты не дашь своей мамочке одно из этих яблок ? " Девочка в течении нескольких секунд посмотрела на маму, затем внезапно надкусила одно яблоко, и вслед быстро другое. Женщина почувствовала, как улыбка застывает на своём лице, и старалась не показывать дочке своё разочарование - она расстроилась, что её любимая доченька не пожелала с ней поделиться. И вдруг девочка протянула одно из укушенных яблок и сказала : " Мама, возьми вот это, оно более сладкое ! "     
Мораль : независимо от того , насколько вы взрослый, опытный и осведомлённый человек, никогда не спешите судить других. Дайте им возможность объясниться. То, что вы видите, может быть обманчиво. Часто видя только общую картину, мы заблуждаемся в истинных мотивах действий другого человека. "

+3

243

Вторая часть о легендарной воинской части :

Тайны боевых экстрасенсов в Чечне: суперспособности против Дудаева
«Получали ордена за чтение мыслей и бесконтактный энергетический бой»

Руководитель Экспертно-аналитического управления Генерального штаба генерал-лейтенант Алексей Савин являлся также командиром секретной в/ч 10003. Экстрасенсы этой команды, обладавшие «даром дальновидения», в единстве с военнослужащими и сотрудниками госбезопасности проявили себя в боевых операциях при ликвидации главарей бандформирований. Сегодня Алексей Савин рассказал нам об участии экстрасенсов в чеченских событиях.

— Алексей Юрьевич, прежде чем услышать об экстрасенсах на войне, хочу спросить, как вы относитесь к Джуне, которую комиссия по лженауке считает «произведением журналистов», то есть моим, потому что я первый написал о ней в Москве и сопровождал все годы, когда ее исследовали в Институте радиотехники и электроники АН СССР.

— Мы знали о Джуне и об исследованиях в Академии наук СССР, которые велись с ней. Она, конечно же, повлияла на наше отношение к самой теме экстрасенсорики. Джуну мы тестировали, но проводить с ней эксперименты я не счел этичным, так как к тому времени был убежден в высоком уровне ее таланта. Учитывая высокий гриф секретности наших работ в Генеральном штабе, решили ее не привлекать к работе, чтобы не лишить ее в силу секретности нашей работы права общаться с людьми.

Свои исследования мы проводили совместно с учеными академических и научно-исследовательских институтов Москвы и Санкт-Петербурга.

— С кем именно?

— Мы опирались на труды академиков Натальи Бехтеревой, директора Института мозга человека, академика Константина Судакова, директора Института нормальной физиологии, сотрудничали с ними и многими другими действительными членами РАН, в том числе с Владимиром Фортовым, возглавившим позднее Российскую академию наук.

— Когда вашей воинской части, в состав которой входили экстрасенсы, удалось вопреки предубеждению многих оппонентов в мире науки убедительно проявить себя?

— Ведя экстрасенсорную разведку на обширном пространстве в России и за ее пределами, наши сотрудники, обладающие даром дальновидения, получили информацию о возможном взрыве одного из атомных объектов в Глазго. Это могли быть и энергетическая установка, и ядерная боеголовка. Информацию мы довели до англичан. По нашим оценкам, они ей поверили, проверили — и действительно, буквально в последний момент смогли предотвратить серьезную для Англии и всей Западной Европы техногенную и экологическую катастрофу.

К нам обращались официально правоохранительные органы с просьбой помочь в раскрытии тяжких уголовных преступлений, участившихся после разгона Верховного Совета РСФСР, к поиску складов с оружием, боеприпасами, наркотиками. Информация о достигнутых тогда результатах однажды появилась в вашей газете «МК» в статье Михаила Ростовского от 21 июля 1994 года. Но потом двадцать лет мы журналистов не принимали.

— Чем занимались вы в Чечне как начальник Экспертно-аналитического управления Генерального штаба?

— После моего доклада начальнику Генштаба генералу Колесникову о готовности нашей части я получил указание направиться в район боевых действий. Из Москвы утром залетел в Ростов-на-Дону, уточнил обстановку у командующего войсками Северо-Кавказского военного округа и вечером оказался в Ханкале, где встретился с генералом Вячеславом Тихомировым, руководившим группировкой войск Минобороны, внутренних войск МВД и ФСБ. Мы продумали и обсудили каждый предстоящий шаг. Я начал выполнять свою программу, находясь то в штабах, то на передовой, часто летал на боевых вертолетах и самолетах. Спустя месяц вызвал из Москвы сотрудников, обладавших даром ясновидения и обученных нами для внедрения их в войска и деятельности в боевых условиях.

— Зачем понадобилось экстрасенсов вызывать из Москвы в район боевых действий, если они способны знать, что происходит далеко от них?

— На первый взгляд кажется, что они могут спокойно сидеть дома в Москве и выполнять стратегические задачи с помощью дальновидения. Но при боях, где обстановка меняется каждую минуту, часто невозможно выходить на связь с экстрасенсами, сидящими в штабе или в Москве, ставить оперативную задачу и ждать рекомендаций, которые нередко требуют уточнений. Мешают устойчивой радиосвязи горы и электромагнитные помехи. Наш опыт показал, что оператор должен находиться в зоне боевых действий или поблизости от нее.

Мои офицеры и служащие прибыли, и каково же было мое удивление, когда среди них я увидел сына Антона. К тому времени он стал сложившимся мастером рукопашного боя и неплохим стрелком, обладал хорошими навыками суперинтуиции, развитыми по нашим методикам. Но Антон, гражданский человек, готовился к защите диссертации. Однако пришлось согласиться с его выбором, и Антон воевал в отряде спецназа ГРУ, проводил оперативную экстрасенсорную разведку, участвовал в боях и был награжден медалями.

— Алексей Юрьевич, расскажите, чем конкретно помогли экстрасенсы военным?

— К боевым действиям в Чечне наша команда готовилась очень тщательно. На полигонах и в штабах разных видов Вооруженных сил и родов войск отрабатывалось взаимодействие с командованием предстоящих операций. Экстрасенсы занимались стрельбой и рукопашным боем. Учились ориентироваться на незнакомой местности, умению работе с топографическими картами. Изучался район предстоящих боевых действий. Оценивались характеристики и здоровье главарей бандформирований, определялись их недостатки и пороки, которые облегчали бы нам манипуляции с их сознанием.

Поскольку среди бандитов было много арабов и других иностранцев, отрабатывались приемы чтения мыслей собеседников по их жестикуляции и мимике. В этих занятиях нам удалось достигнуть такого мастерства, что когда руководитель американской программы «Звездные врата» доктор Эдвин Мэй пришел на одно из наших занятий, то не поверил, что мои сотрудники, не зная его родного венгерского языка, на котором он думал, ни санскрита, на котором свободно говорил, как на английском, точно передавали смысл его высказываний. В Чечне проявили себя наиболее талантливые спецоператоры, в число которых входили женщины.

— За какие заслуги получали они боевые награды, медали и ордена?

— Они проводили оперативную разведку, выявляли замаскированные цели, боевые группы и склады в горах, помогали при допросах боевиков, различая, кто лжет, кто говорит правду. Делали, чтобы в госпитале солдат меньше чувствовал боль, чтоб не умирало столько раненых от болевого шока. Все наши сотрудники были неплохими психологами и помогали солдатам и офицерам переносить тяжелые условия войны, могли кому-то, кто не получал почты, рассказать, что происходит дома, как родители, жена, дети.

Об их боевой работе я ежедневно докладывал в Москву начальнику Генерального штаба, который утверждал представления их к государственным и военным наградам.

После чеченской войны можно смело утверждать, что экстрасенсорика в умелых руках является эффективным и проверенным инструментом в арсенале не только стратегических, но и оперативных военных средств.

— Расскажите о боевой операции, которая вам особенно запомнилась как специалисту в пси-войне.

— Наши ясновидящие по картам определили, что в одном из сел в здании школы расположен штаб крупного вооруженного формирования армии Дудаева. По указанной нами цели нанесли авиационный удар. Штурмовики сработали оперативно и школу разбомбили. А когда в зачищенное с воздуха село высадились бойцы спецназа, то они обнаружили в руинах школы погибших женщин и детей. Я места себе не находил: как могло такое случиться, что пострадали невинные люди? Началось расследование — и оказалось, что все женщины и дети погибли от пулевых ранений, а не от бомб. Боевики каким-то образом узнали о готовящемся авиаударе. Расстреляли в соседнем селе группу женщин и детей, привезли их тела в здание школы, а сами ушли. Зато по Ичкерии сразу пошел слух о зверствах федералов, которые разбомбили школьников и их матерей.

Кроме нашей войсковой части в Чечне особые задания выполняла группа военных разведчиков Главного разведывательного управления, которой руководил подполковник Сергей Вишневецкий. Он сам и его бойцы владели искусством бесконтактного рукопашного боя.

С Сергеем я познакомился до войны в Чечне, когда изучал искусство энергетических единоборств. Во время рукопашной схватки с ним ужас овладевал не только врагами, но и своими. От его бесконтактных приемов боевики поражались на расстоянии 3–4 метров. У них разрывались внутренние органы, лопались барабанные перепонки, вылезали из орбит глаза. Страх овладевал врагами до такой степени, что они забывали стрелять в безоружного и обращались в бегство. Его боевая группа блестяще проявила себя. Военные разведчики, о которых не писали журналисты, уничтожили многих главарей бандитских формирований в Чечне.

— Кроме подполковника Вишневецкого, вы еще не назвали ни одной фамилии ваших сотрудников. Они не выступают на телевидении и не дают интервью… Что это за люди?

— О мужчинах я пока говорить не могу, так как действуют ограничения об их деятельности и по сей день. О женщинах расскажу с удовольствием.

Первой назову Елену Олейник. По детальной карте Москвы, имевшейся в Генеральном штабе, она определила, что в районе Коптева находится явочная квартира французского резидента. Его основная задача состояла в поставках в нашу страну оружия, боеприпасов, денег и наркотиков. Елена помогла разведчикам вскрыть пути доставки контрабанды, назвала дом, подъезд и этаж, где скрывался резидент.

Елена всех нас убедила, что путь к раскрытию уникальных способностей лежит через преодоление себя, обстоятельств и недоверия окружающих. Ей по праву принадлежит заслуженный приоритет в наших изысканиях. Она свыше двадцати раз вылетала на задания в составе разведгрупп, выявляла замаскированные объекты, вскрывала схемы минных полей, находила замаскированные склады оружия, боеприпасов.

Во время войны в Чечне помогала мирному населению в поисках пропавших родственников и имущества, похищенного мародерами.

Елену Михайловну удостоили медалями ордена «За заслуги перед Отечеством», «За боевое содружество», «За воинскую доблесть» I и II степеней и другими боевыми наградами.

Лариса Осипова — полковник, окончила Военную академию Генерального штаба. По профессии врач. Прошла курс подготовки в нашем управлении и краснодарском Центре боевой подготовки А.А.Кадочникова. Отлично стреляет. Хорошо вскрывала замаскированные объекты, замыслы противника в динамике боя и операции. Как врач лечила население, помогала в психологической реабилитации детей и взрослых.

С Осиповой я летел однажды на разведку в вертолете, когда его начали обстреливать, она не потеряла самообладания, открыла люк и, глядя через него, стала наносить на карту огневые точки. Войну в Чечне закончила с 12 медалями и знаками отличия.

Столько же боевых наград у Елены Климовой. Она прошла горную, морскую, конную и стрелковую подготовку с различного вида оружием. Хорошо владеет приемами рукопашного боя. На фотографии в «МК» читатели видели ее у перископа подводной лодки, где она занималась с подводниками. До прихода в нашу команду Елена служила учительницей начальных классов. А в Генеральном штабе возглавляла Центр специальной подготовки, в котором проходили обучение по нашим методикам военнослужащие штабов, разведки, офицеры служб безопасности. В составе спецназа более 40 часов летала на разведку дислокации бандформирований.

В начале нашей беседы я рассказал, что наши сотрудники предотвратили аварию в Глазго. Это сделали Елена Климова и Маргарита Мишкина.

Маргарита Евгеньевна — очень одаренный спецоператор. Осуществляла психологическое сопровождение высших генералов Вооруженных сил. Была допущена к докладам начальнику Генерального штаба. Основала и руководила научно-исследовательским институтом проблем естествознания, в состав которого входили исключительно кандидаты и доктора наук...

Как и Осипова, хорошо стреляет из многих видов оружия. Совершила более двадцати прыжков с парашютом. Владеет приемами рукопашного боя. Когда в Москве около ее дома на нее напали двое грабителей и попытались овладеть ее сумкой, одно могу сказать: не повезло мужикам.

По спискам и фамилиям бандитов в Чечне точно указывала место, где они обитали, и по нему наносился удар.

Мишкиной давали фотографии уголовных преступников, и она делала то, что не могли сыщики, за что удостоилась многих наград Министерства внутренних дел России и иностранных государств.

Она награждена 23 российскими и зарубежными орденами и медалями, вы их видите на фотографии в «МК».

— Алексей Юрьевич, за что вы получили орден Мужества?

— Орден Мужества я получил за успешное выполнение задач, связанных с риском для жизни. В одной из антитеррористических спецопераций получил контузию, но задание выполнил.

— Чем занимаетесь вы и ваши бывшие подчиненные в наши дни?

— Многие из наших сотрудников продолжают работать в силовых структурах, научных центрах, администрациях федерального и регионального уровней.

Костяк нашей команды ведет занятия не только с военными, но и с гражданскими слушателями. Готовим курс лекций, практические занятия. Планы у нас большие, так что будет о чем вспомнить и внукам рассказать.



Лев Колодный

Отредактировано chapnikol (2018-05-10 22:15)

+2

244

Прочитал очень интересную статью в еженедельнике " Вечерняя Москва " автора Екатерины Головиной :

                                                    Короткая память
                          Жизнь до рождения : Более трети детей помнят о времени, проведённом в утробе, и примерно столько же - о том, что было до того, как они туда попали. Но время этой памяти коротко, максимум 4 года.
  На днях трёхлетняя дочка знакомой, перелистывая фотоальбом, в гостях у бабушки, выдала, ткнув пальчиком в порыжевший чёрно - белый снимок : - Этот папа был хороший, только Жужу не любил. - Какой папа, Варечка ? Какую Жужу ? - не поняла та. - Ну, мой прошлый папа Котя, - начала втолковывать неразумной бабушке внучка, - ты ты что, не помнишь, что ли ? Я же потом уже у папы Юры родилась, а до него у меня папа Котя был. И Жужа была, собачка беленькая.Я с ней играла во дворе, потому что папа её в дом не пускал. И тогда я пошла к ней спать в будку, и они меня искали - искали... А потом война началась, и папу убили, и мы уехали в другую страну, без Жужи. Потому что с собачкой в поезд нельзя...- ну и сказочница ты у меня ! - рассмеялась бабушка, но фотографию офицера царской армии ( шашка, портупея, венский стул ) из альбомных держателей вынула. На обороте значилось : " Милой, дорогой Женюре от брата Коти. Май 1916 ".
Дальнейшие расспросы родни показали : Котя ( уменьшительное от Константина ) действительно был, и он действительно погиб в Первую мировую. После смерти его семья действительно эмигрировала куда - то в Европу, где их след окончательно затерялся. Женюра же ( уменьшительное от Евгении ) - двоюродная сестра Константина - осталась в России, став впоследствии бабушкой нашей бабушки. Что стало с собачкой Жужей и была ли она вообще, история умалчивает, но судя по тому, с какой уверенностью говорила о ней маленькая Варя, всё может быть.
Пятилетний сын коллеги подобными рассказами родню не  развлекает. Но с самого раннего детства - как только научился держать в руке карандаш - постоянно рисует картины воздушного боя : самолёты со звёздами, самолёты со свастикой, чёрно - красные букеты взрывов, падающие бомбы, воронки, горящие дома... И всякий раз на вопрос о прояснении диспозиции тыкает в немецкий самолёт со словами : " Это я в нём лечу ".
- Мы когда в первый раз такое услышали, решили, что пробел в образовании, - вспоминает коллега , - начали объяснять про своих и чужих, про то, что фашисты плохие, хотели нашу страну захватить... Лёха вроде бы всё понял, но потом, сколько он эти бои ни рисовал ( а рисует он их постоянно ! ), всегда оказывался в самолёте со свастикой. Причём ему вообще интересно всё, что связано с той войной : оружие, амуниция, история. Но - со стороны Германии. И интерес не исчезает, несмотря на весь наш агитпром. И немецкий язык ему очень нравиться ( вот ты знаешь хоть одного русского , кому бы этот лай нравится ? ). Как будто это прям его родные. прости Господи. В общем, у нас только одно объяснение : в прошлой жизни был , наверное, немцем, воевал и погиб в воздушном бою с нашими. Мы недавно в вотсапе, в мамской группе, эту тему поднимали. У многих девочек детки подобные вещи рассказывают, оказывается : про то , как были взрослыми до того, как стать детьми...
Подобные вещи - детские рассказы о житье - бытье до рождения - многие десятилетия собирают и профильные специалисты. Последний труд на эту тему принадлежит перу пренатального психолога из Иокогамы Акиры Икегавы, который опросил тысячи маленьких японцев в детских садах и яслях. как выяснилось, больше трети малышей помнили о времени, проведённом в утробе, каждый пятый описал индивидуальные обстоятельства, связанные с появлением на свет, а многие вспомнили и о жизни до зачатия - своём пребывании в других странах или пространствах. Многочисленные исследования коллег Икегавы из разных стран помогли к настоящему времени более - менее определить абрис загадочного феномена. Так, в большинстве случаев описать свою прошлую жизнь могут лишь дети 2 - 6 лет, после этого возраста всё забывается. Как правило, они рассказывают о ничем не примечательной жизни обычного человека ( никаких Наполеонов и Клеопатр, которыми так грешат " воспоминания " многих эзотерически подкованных граждан ), чья смерть ( в 70 процентах случаев ) была неестественной : средний возраст погибшего на момент смерти - 28 лет. Подобные рассказы не зависят от вероисповедания семьи, в которой воспитывается ребёнок, хотя чуть больший их процент всё же приходится на страны, исповедующие идею реинкарнации ( что, по мнению исследователей, говорит лишь о том, что носители такого мировоззрения реже воспринимают подобный детский лепет как пустую фантазию ). В 60 процентах случаев о своих прошлых жизнях вспоминают мальчики. 90 процентов детей сообщили, что были того же пола, что и сейчас. 20 процентов рассказали о времени между смертью и новым рождением и о том, как выбирали родителей... Некоторые дети утверждают, что были умершими членами семьи, но даже в тех случаях, когда предыдущее воплощение пришлось на совершенно незнакомого ребёнку человека из совершенно другого места, детали рассказа позволяют найти следы жизни такого человека( надо ли говорить, что детали и следы в большинстве случаев совпадают ).
Научились за это время исследователи и отличать правду от вымысла, описав как минимум четыре признака реальности детских экскурсов в прошлое. Ими считаются : уверенный тон; неизменность описания во времени ; детали, не объяснимые детским опытом ; соответствие поведения ( например, гибель в пожаре в прошлой жизни - боязнь огня в этой ). Не всегда срабатывают все четыре признака сразу, но уж хотя бы два проявляются обязательно. Иногда, утверждают эксперты, доказательства прячутся не только внутри, но и снаружи. Так, американский биохимик и психиатор Ян Стивенсон , исследовавший более 3000 случаев дородовых воспоминаний детей, находил у некоторых из них.увечья или родимые пятна, по форме совпадающие со шрамами или ранами ( обычно смертельными ), полученными в прошлой жизни. Стивенсон детально описал около 200 подобных историй.
Например, " показания " мальчика, родившегося с обрубками вместо пальцев ( в прошлой жизни он потерял пальцы в измельчителе ), или рассказ тайского трёхлетки, который утверждал, что был когда то учителем, которого застрелили, когда тот ехал в школу на велосипеде. Родственники учителя, найденные Стивенсоном, вспомнили, что пуля попала в затылок и вышла через лоб, при этом входное отверстие было маленьким и круглым, а рана на лбу оказалась побольше  и неровной формы. Трёхлетний тайский рассказчик родился с двумя родимыми пятнами : маленькой круглой родинкой на затылке и большой, неровно очерченной, спереди...
Кстати, исследованиям Стивенсона многие доверяют, так как , будучи стопроцентным учёным, он считал доказанным лишь тот случай, для которого можно было получить документальные подтверждения происшедших в прошлом событий.
Так или иначе, но пока исследователи лишь набирают статистику и пытаются хоть как то её систематизировать. До объявления феномена ( вне его религиозного или эзотерического контекста ) далеко. А это значит, что единственная польза, которую мы можем извлечь из детского лепета - это помочь ребёнку справиться со своими страхами и комплексами. Ведь вполне возможно, что корни этих страхов находятся далеко за гранью рождения.
Психологам известны случаи, когда маленькие дети, услышав, например, шум пролетающего самолёта, бежали прятаться со словами " Бомбить будут " ( причём в странах, никогда не подвергавшихся воздушным бомбардировкам ), или когда подростки, комплексующие по поводу своей внешности, под гипнозом вспоминали слова, вырвавшиеся из уст матери на родовом столе : " Ой, какой страшненький ! "
В общем, не нужно быть психологом, чтобы вовремя выслушать и поддержать ребёнка, дав ему возможность идти по жизни дальше без лишней тяжести в душе.

Кстати :   Исследователи человеческой памяти знают о существовании такого феномена, как ложные воспоминания. Такие воспоминания характерны для многих психических заболеваний, но могут проявляться и у здоровых людей. Основой для них служит информация, которая на сознательном уровне была забыта, однако осталась в подсознании. Например, человек случайно слышит какую - то историю и не придаёт ей значения, сразу забывая о ней. А через некоторое время уже утверждает, что героем рассказа был он сам, и прекрасно " помнит " всё, что с ним происходило. Однако чаще всего такие воспоминания бывают у людей взрослых, поскольку предполагают наличие определённого жизненного опыта. У дошкольников вероятность появления ложных воспоминаний крайне мала.

7% россиян верят в реинкарнацию, говорит социология. В Европе таких людей - 25 - 30 %, В США - около 55 %. А вот в государствах Азии число жителей, считающих, что после смерти обязательно переродится, подавляющее большинство.

Непременно покажите своему маленькому ребёнку альбом со старыми фамильными фотографиями. Возможно, узнаете что - то новое. Ведь многие малыши утверждают, что уже были тем или иным собственным предком.

+1

245

Посмотрел интереснейшее видео - рассказ генерала ФСО Бориса Константиновича Ратникова о противоборстве военных экстрасенсов России и США. Ссылка на видео : https://vk.com/wall-163464075_8
Ссылка на мультфильм " Первый отряд ", который рекомендует посмотреть Б.К. Ратников :https://youtu.be/6Xdl7Hb5I4A

Отредактировано chapnikol (2018-05-27 22:19)

0

246

Добрый вечер ! рада поделиться интересной информацией что есть необыкновенный курс " 6 cпиралей " от Валерии Тюленевой и Духа Неба Тора . Третий поток обучающихся начнется 18 июля 2018 года . Записаться проще всего с инстаграмма на страничке Валерии duhu.ru . Там всегда самые свежие новости + проходят прямые эфиры ! Валерия общается с Духами Проводниками Наставниками . У Валерии есть много интересных видео на самые разные темы см инет и ее сайт . Даже самым продвинутым экспертам будет чему поучиться на курсе и открыть в себе много нового ! Поэтому было бы радостно видеть на курсе самого КБ , а так же Илью , Наталью , Бориса и других уважаемых участников форума . этот курс это нечто необыкновенное , все к чему мы так стремимся - раскрытия своих способностей там можно это сделать за 1,5месяца если стараться . курс необыкновенный и недорогой поэтому желающих ... C особым уважением к КБ .

0

247

Уважаемая geras.60 ! На мой взгляд, информация о сторонних эзотерических сайтах здесь на форуме немного не уместна. Наталья и Борис уже давно не являются участниками форума.

0

248

Успешное спасение детей и их тренера из затопленной пещеры в Таиланде, думаю, иначе как чудом и не назовёшь. Две недели юные футболисты и их тренер, имея на руках ограниченный запас продовольствия, смогли продержаться до прихода спасателей. 25 - летний тренер пол - жизни провел в буддийском монастыре, и навыки, приобретённые им там, думаю, помогли ему и его команде выжить в таких экстремальных условиях. Спасатели, обнаружившие детей, застали их всех погружённых в медитацию, которой научил их тренер, бывший монах. Тренер разделил запасы продовольствия и ел меньше других, и когда его эвакуировали, последним, оказалось, что он больше всех был истощён. Сила духа этого человека практически спасла людей на краю гибели.

+1

249

Третья часть о легендарной воинской части :
Эстрасенсы в армии США: операция "Дальновидящий"
Пси-войны великих держав

Исследованиями экстрасенсов физики Академии наук СССР занимались пять лет без огласки, при благосклонном отношении генеральных секретарей Брежнева, Черненко и Андропова. С приходом к власти Горбачева они на полпути прекратились, и многие физики ИРЭ — Института радиотехники и электроники — оказались в США. Изучение и применение экстрасенсов под грифом «сов. секретно» осуществлялись в Министерстве обороны, МВД и органах госбезопасности. О чем рассказывает обозревателю «МК» Льву Колодному доктор философских и технических наук генерал-лейтенант Алексей САВИН, руководивший в/ч 10003 и Экспертно-аналитическим управлением Генерального штаба.

— Алексей Юрьевич, ваша воинская часть сформировалась при частой смене министров и начальников. После событий августа 1991 года, в ноябре 1992 года, с докладом вы явились к генералу Колесникову, пятому за это время руководителю Генерального штаба. Как вам удалось, когда все разваливалось, сохранить уникальную лабораторию для исследований экстрасенсов?

— Генерала Колесникова осведомили о моих работах в самых общих чертах, и он относился к ним, как многие в армии и академической науке, довольно скептически. При первой встрече он сказал: в Генштабе мне не место, и предложил перейти в войска химической защиты. «Ты уже генеральское звание получил. Так что ничего не потеряешь, покинув Генштаб».

Я повернулся, чтобы уйти. Но, заметив в моих руках две кассеты, генерал поинтересовался: «А это что?» — «Фильмы об экстрасенсах в войсках». — «Длинные?» — «Да нет, один длинный, один короткий». — «Хорошо, поставь короткий».

Во время демонстрации начальник Генштаба не произнес ни звука. После окончания фильма поставил на стол две рюмки и коньяк. Мы выпили по рюмке, и я показал длинный фильм — на 35 минут. Когда он закончился, Колесников принял новое решение: «Оставайтесь у меня. Подготовьте мне хотя бы пяток таких необыкновенных людей…»

Нам вдвое увеличил штат, мы получили право сами заключать договоры с академиями, научно-исследовательскими институтами, высшими учебными заведениями. Начальник Академии ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого выделил нам, освободив от других занятий, более семидесяти курсантов. Они преображались на глазах, поразив меня и начальника академии. Многие начали диагностировать и лечить, бросили пить и курить. Практически все заинтересовались философией, историей России, судьбой страны и Вооруженных сил. Это было очень похоже на реальное формирование нового человека, чего так добивалась марксистско-ленинская идеология.

После обстрела Белого дома в октябре 1993 года Колесников приказал отложить основную работу и все силы бросить на помощь милиции и госбезопасности. Вместе с ними мы разыскивали обнаглевших бандитов, склады с оружием, наркотиков, вскрывали явки, тайники и перевалочные базы иностранных агентов, наводнивших страну.

Мы занимались оперативной работой и в то же время обучали контрразведчиков, сотрудников уголовного розыска. Создали для каждого вида силовых структур свою продвинутую команду экстрасенсов. Контрразведчики и милиция по достоинству оценили наше участие и прислали в Генеральный штаб благодарственные отзывы. Эти отредактированные документы впервые попали (в беседе с Михаилом Ростовским) 21 июля 1994 года на страницы «Московского комсомольца», где я сейчас могу поведать о том, о чем не мог прежде.

— Алексей Юрьевич, все это очень интересно, но вы еще не рассказали о вашей сверхзадаче — отношениях с военными экстрасенсами США, вашими противниками, считавшимися фактически врагами…

— Наша команда впервые встретилась с директором программы экстрасенсорной разведки правительства США «Звездные Врата» доктором физики Эдвином Чарльзом Мэйем и его лучшим агентом 001 Джозефом Мак-Мониглом, когда закончилась холодная война. С тех пор мы неоднократно встречались, беседовали, вспоминали минувшие дни… И я могу рассказать читателям «МК» не только о том, чем занималась в/ч 10003, но и про военных разведчиков США, проводивших тайные операции, следивших за секретными объектами Советского Союза.

Программа «Звездные Врата» и другие — с названиями «Корзина Желаний», «Пламя Гриля», «Центральный путь»… — осуществлялись в Стэнфордском исследовательском институте (SRI) и Международной корпорации прикладных наук (SAIC) на протяжении двадцати лет. Как и нам, американским экстрасенсам приходилось заниматься не только разведкой, но и далекими от шпионажа жизненно важными ситуациям. По словам доктора Мэя, приходилось «откликаться на отчаянную просьбу о помощи», когда отказать людям нельзя.

Так, во время второго срока пребывания у власти президента США Клинтона доктору Мэю в панике позвонила помощница и близкий друг семьи президента, которую он называет Эстер. Пропала ее двадцатилетняя дочь, и девушку нигде не могли найти. «Эстер, какого черта вы звоните мне? — не скрывая досады, удивился доктор Мэй. — Учитывая ваше положение в Белом доме, у вас есть прямой доступ к Федеральному бюро расследований. Так почему вы звоните мне?..»

Оказалось, помощница президента обращалась ко всем, кто розыском пропавших людей занимался по долгу службы. Никто не смог помочь.

Доктор Мэй поручил найти девушку трем лучшим ясновидящим, вошедшим в летопись «Звездных Врат». Кроме Джозефа отличалась в поисках пропавших и похищенных людей агент ЦРУ Анжела Форд. Третьим в группе стал Невин Ланц, доктор экспериментальной и клинической психологии. Он успокоил мать: дочь жива, ей ничто не угрожает, хотя пережила она психологический шок. Описал дистанционно ее психологический профиль. Джозеф и Анжела определили место, где девушка находилась, и на основе полученной информации ФБР удалось ее найти.

— Алексей Юрьевич, кому удавалось успешно сделать то, что не могла разведка с помощью аэрофотосъемки и спутников?

— Военная разведка хотела знать, что происходит на интересующей ее территории Советского Союза. Дальновидящие — их называют ясновидящими — могли доложить не только где летит в данный момент самолет, но и в каком месте он приземлится через час. Они могли обнаружить советскую подводную лодку, которая скрывалась под водой вблизи Америки. Могли видеть сквозь обшивку, описать членов команды, назвать имя капитана и его детей, нарисовать интерьер лодки, рассказать, что подавали на обед в кают-компании…

В Америке пристально следили за всем, что публиковалось в СССР о телепатии — передаче мыслей на расстоянии. Когда Джозефа, проявившего себя в военной разведке, пригласили для собеседования в Стэндфордский исследовательский институт, ему на стол вывалили груду бумаг, среди которых оказались не только донесения агентов, но и вырезки из советских газет и журналов. Первая статья, которую Джозеф выудил из кучи бумаг, оказалась публикация о Карле Николаеве, эксперимент с которым по дальней связи между Москвой и Ленинградом, а также между Москвой и Новосибирском без аппаратуры проводился в 1966 году. О нем много писали в России…

— Алексей Юрьевич, в том году я действительно впервые написал о московском артисте Карле Николаеве в «Московской правде», вырезка из которой попала на глаза Джозефу спустя много лет …

— После обучения и сотен сеансов дальновидения, где Джозеф успешно проявил себя и занимал первое место по результатам испытаний, ему дали секретное звание «Дальновидящий-001». Когда в Тегеране захватили американское посольство, его и других экстрасенсов ранним утром подняли с постели, доставили в офис и выложили перед ними груду фотографий. Их попросили идентифицировать только те снимки, на которых изображены люди, взятые в заложники.

По словам Джозефа, они сделали то, что от них требовали военные. Просматривали в посольстве каждую комнату, каждого человека. Описывали, что делают люди, во что они одеты, что едят, как чувствуют себя; какая там мебель, какой краской покрашены стены, какие картины на них висят, какие ковры на полу… Даже спрашивали, какой высоты трава во дворике посольства. Интересовало разведку, сколько автомобилей выставлено возле здания посольства, в каком они месте припаркованы, какой марки, как стояли к зданию — передним бампером или кузовом… Часть этой информации использовали при освобождении заложников.

— Какие секреты нашей страны удавалось узнать американским ясновидящим?

— Когда в Центральной Африке упал секретный советский самолет радиотехнической разведки, воздушное наблюдение за местом катастрофы оказалось безрезультатным. К поискам привлекли все имеющиеся силы ясновидящих. Проект, в который входил Джозеф, назывался тогда «Пламя Гриля». Кроме него подключили к поиску всех экстрасенсов Стэнфорда. Им выделили три района предполагаемого падения в Заире. Экстрасенсы определили место крушения в пределах восьми километров от места катастрофы. Когда к нему двинулись поисковые команды, то увидели на дороге шедших навстречу аборигенов с добычей: они несли в хижины металл — обломки самолета…

Об успехе операции доложили президенту США Картеру. На встрече со студентами в присутствии прессы и телевидения он впервые сообщил, что самолет нашли благодаря экстрасенсам. Папка с докладом в его руках попала на экраны телевидения с названием программы: «Пламя Гриля». Пришлось кодовое название заменить на «Центральный Путь», позднее сделали это еще раз. Так появилось окончательное название: «Звездные Врата».

— Алексей Юрьевич, что обнаружил «Дальновидящий-001» Джозеф на необъятной территории Советского Союза?

— Самая важная цель, которую ему удалось распознать, находилась у Белого моря, под крышей здания Северодвинского судостроительного завода за Полярным кругом. На фотографии разведке попал на глаза громадный цех с надписью: «Строение №402». Когда агентам не удалось узнать, что в нем происходило, обратились к Джозефу.

Во время первого сеанса он рассмотрел ледяную пустыню, скалы, ощутил холод и увидел громадное здание, гавань и море, покрытое льдами. Далее ощутил себя парящим в здании, равном по площади двум-трем торговым центрам под одной крышей. Сквозь кровлю предстало некое судно, размерами не уступавшее авианосцу Второй мировой войны. Услышал Джозеф шум, присущий большим стройкам: грохот, визг, треск и свет сварки… Деталей, всплывших в сознании, оказалось так много, что после сеанса он долго зарисовывал детали, увиденные за несколько минут.

Во время второго сеанса определил более точно размеры судна, равные двум полям для игры в американский футбол, и высоту, как у 6–7-этажного дома. Насчитал примерно двадцать пусковых установок для запуска межконтинентальных ракет с подводной лодки. Всю полученную информацию Совет национальной безопасности отклонил.

Джозеф провел еще один сеанс дальневидения и назвал дату вероятного спуска на воду субмарины — середину января, что казалось невероятным среди лютой зимы. Но его прогноз полностью подтвердили аэрофотосъемка и спутники. То была самая большая в мире подводная атомная лодка «Акула», по американской классификации — субмарина класса «Тайфун»…

Мы пригласили Джозефа и Эдвина, ставшими моими друзьями, в Москву. Приняли их в загородной резиденции Генерального штаба, представили нашу замечательную ясновидящую Маргариту Мишкину. Тогда представилась возможность провести сеанс дальновидения межу ними.

— Сделать то, чем прославился в 60-е годы Карл Николаев, никакой не разведчик — артист Московского областного театра и автор журнала «Юность», точно выполнивший в комнате коммунальной квартиры мои непроизносимые приказы за его спиной…

— Наши условия эксперимента были самыми жесткими. Джозефа и Маргариту поместили в кромешной тьме в подземные комнаты. Им дали задание: нарисовать на листе бумаги первое, что придет в голову. Надели на них радионаушники. Они одновременно услышали звонок — знак того, что сеанс связи начался. Экстрасенсы находились недалеко друг от друга, но в разных концах здания. Во тьме и мертвой тишине им предстояло рисовать электронной ручкой на графическом планшете. Как говорил Джозеф, надо было сделать все возможное и невозможное. Услышав звонок, оба начали водить рукой по планшету и после второго звонка через полчаса закончили рисунок. Результат эксперимента превзошел все наши ожидания: рисунки представляли собой точные, зеркальные отражения друг друга.

За достижения в программе «Звездные Врата» агент 001 получил одну из высших наград США — орден Заслуженного Легиона. Удостоены многих боевых наград России в дни войны в Чечне и других горячих точках Маргарита Мишкина и ее подруги по команде в/ч 10003.

Лев Колодный

Заголовок в газете: Пси-войны великих держав
Опубликован в газете

+1

250

Притча : Сигнальный костёр.
Единственный человек, спасшийся после кораблекрушения, был выброшен на необитаемый остров. Он изо всех сил молился Б-гу о спасении и каждый день всматривался в горизонт, но никто не плыл на помощь.
Измученный, он, наконец, построил хижину из обломков корабля, чтобы защититься от стихии и сохранить свои немногие вещи. Но однажды, побродив в поисках пищи, он вернулся и увидел, что его хижина объята пламенем и в небу восходит дым. Случилось самое страшное : он потерял всё. Объятый горем и отчаянием, он воскликнул : " Б-же, за что ?! ". Рано утром на следующий день его разбудили звуки приближающегося к острову корабля, спешащего на помощь.
- Как вы узнали, что я здесь ? - спросил человек своих спасителей.
- Мы видели ваш сигнальный костёр, - ответили они.
Как легко впасть в отчаяние, когда приходит беда. Но не нужно опускать руки, ведь Б-г заботиться о нас, даже когда нас постигают боль и страдания. Об этом надо помнить всякий раз, когда ваша хижина сгорает дотла : может быть, это сигнальный костёр, призывающий Б-га на помощь.

+2

251

Четвёртая часть о легендарной воинской части :
Экстрасенс помог раскрыть загадочные убийства
Ясновидящие на службе КГБ

О засекреченных экстрасенсах, годами сотрудничавших с КГБ, рассказывает в беседе с обозревателем «МК» генерал-майор Николай Шам, руководивший начатыми по его инициативе в Комитете государственной безопасности СССР, Министерстве обороны и Министерстве внутренних дел исследованиями по экстрасенсорике, дальновидению и другим поразительным явлениям человеческой психики.

Экстрасенс помог раскрыть загадочные убийства
■ ■ ■

— Николай Алексеевич, чем объяснить, что после того, как Академия наук СССР прекратила исследование экстрасенсов и Институт радиотехники и электроники уволил исполнявшую должность старшего научного сотрудника Джуну, вы подняли брошенное знамя и на государственном уровне в силовых структурах начали заниматься темами, поныне называемыми лженаукой. У вас самого есть необъяснимые способности?

— Мой интерес к новому и неожиданному передался мне от предков. Мой дед лесоруб, отец строил теплоэлектростанции по всей стране, его именем названа улица в Дзержинске. Я — инженер-механик, по комсомольскому призыву пошел в органы безопасности, где практически все время находился на острие всего нового и передового, курировал, в частности, программы по изучению планет, международные полеты в космос, стыковку «Союза» и «Аполлона».

Но самое интересное, чем пришлось заниматься, оказалось связано с людьми, обладавшими даром передавать и считывать мысли, предвидеть будущее, диагностировать и лечить и другими удивительными способностями, не объяснимыми наукой.

— Что побудило вас, кроме интереса к неожиданному, заняться такими людьми? Назовите тех, кто повлиял на ваше решение заняться делами, считавшимися официально по меньшей мере предосудительными?

— Случилось два чрезвычайных происшествия в моей сфере. В течение небольшого промежутка времени убили двух высокопоставленных руководителей в оборонной промышленности. Первым погиб генеральный конструктор КБ среднего машино­строения в Самаре Игорь Бережной, занимавшийся лазер­ным оружием. Ему под видом коробки с лекарствами передали взрывное устройство. Бережной погиб в машине по дороге в аэропорт, когда вскрыл эту коробку. Убийство столь засекре­ченного и охраняемого лица оказалось совершенной неожиданностью, раньше КГБ с таким вызовом не сталкивался.

Не успели мы выделить главную версию преступления, как убивают главного инженера НПО «Астрофизика», сверхсекретного КБ в Подмосковье, тоже связанного с лазерной тематикой. Его вместе с любовницей, его секретаршей, зарезали в собственном доме. Кошмар! Естественная мысль: какая-то из иностранных разведок начала серию диверсий против создателей советского лазерного оружия.

Генеральным директором НПО оказался сын маршала Устинова, министра обороны. Сверху поступили самые жесткие команды, на раскрытие преступлений бросили колоссальные силы, привлекались самые сложные технические средства. Вскрыли попутно «алмазные дела», цеховые разборки, но на след убийц не вышли.

Неожиданно в КГБ мне сообщили, что в Ростове у них есть «секретное оружие» — человек, к которому они обращаются в самых трудных ситуациях, Валерий Валентинович Кустов. Он помогает раскрывать преступления.

Мы пригласили его в Москву и, соблюдая конспирацию, встретились в специально снятом номере гостиницы «Россия». И надо сказать, встреча с ним меня потрясла. До той поры я не видел демонстрации экстрасенсорных возможностей такого уровня. Кустов сел в дальний угол комнаты, мне предложил сесть в противоположный угол. Поднял руку и сказал: «Сейчас я начинаю на вас воздействовать». На расстоянии 5 метров я почувствовал мощный поток энергии — было такое впечатление, что мне в лицо бьет струя воздуха. Кустов сделал легкое движение, и поток сдвинулся, переместился в другую точку. Потом он развел руки, и я при дневном освещении явственно увидел, как из его кончиков пальцев идет излучение.

Мы попросили Валерия Валентиновича помочь нам. Были готовы ко всему: от действий иностранных разведок до террористических заговоров. Однако Кустов сказал, что ничего такого он не видит. Hо, по его мнению, оба преступления бытовые, основным мотивом стала ревность: в одном случае — личная, в другом — профессиональная. И Кустов описал, как они совершались.

Мы ему не поверили и преступления не раскрыли. Через несколько лет я встретился с одним из друзей погибшего главного инженера и от него узнал, что у секретарши был патологически ревнивый кавалер. Он и стал в одном лице и заказчиком, и исполнителем преступления. Прав оказался Кустов.

Поэтому мы пересмотрели свой подход ко второму нераскрытому преступлению. Провели в оперативном порядке его интерпретацию, и в точном соответствии с ней для этого убийства тоже открылось простое объяснение. Там конструктором была успешна завершена тема по белому лазеру. Но генеральный конструктор, который даже не участвовал в этом, оформил патент на свое имя. Обиженный сотрудник публично пообещал: «Я ему этого не прощу». И не простил. Вот так один экстрасенс дал лучшие результаты, чем весь следственный аппарат КГБ.

Кустов показывал невероятные результаты в биоэнергетическом целительстве. Однажды я пролил на ногу кипяток и получил ожог первой степени. Нога вспухла, страшные пузыри, жуткая боль. Кустов за два сеанса по три минуты снял боль. Вечером я разбинтовал ногу и ахнул: ожога не стало! В другой раз я попал в больницу с серьезными проблемами с желудком, меня готовили к операции. Валерий, почувствовав угрозу для моей жизни, прилетел в Москву, провел со мной один се­анс, и необходимость в операции отпала!

Материалы по многим проектам, в которых он был задействован, засекречены до сих пор.

Помимо раскрытия уголовных преступлений и лечения Валерий Кустов по нашим просьбам выявлял шпионов и указывал людей, занимавшихся диверсионной деятельностью...

Делал и то, что выглядит невероятным и неправдоподобным. Глава большого российского города принимал английскую делегацию в пору ненастья и попросил Кустова развеять тучи над городом в последний день их пребывания. Валерий попросил дать ему фотографию членов делегации. Одного из них назвал английским шпионом, который интересуется вопросами климатического оружия и не удержится спросить, как изменили погоду и кто это сделал. Кустов утром в последний день пребывания делегации сообщил главе города, что желание его исполнится. В ответ услышал утешение. «Валерий Валентинович, мы же понимаем, что вы не всесильны! Ничего, переживут и без солнца наши англичане». Но в 10 утра облака внезапно рассеялись по всему горизонту и открылось абсолютно чистое небо.

Делегация была в шоке. А главу города особенно поразил тот факт, что поднялся именно указанный на фотографии человек и задал вопрос: «Как вы этого добились? Кто это сделал?»

— Николай  Алексеевич, о подобном случае рассказывала Джуна, уверявшая меня, что и она руками рассеивала облака, чему я не поверил. А по фотографиям, по голосу, записанному на пленку, диагностировал московский инженер-строитель Владимир Иванович Сафонов. Более того, он мог сообщить, кто снят на непроявленной пленке, чем болен человек, жив он или мертв. Мог Сафонов воздействовать на людей на расстоянии, менять их температуру, доказав это в Институте нормальной физиологии, о чем, когда не стало цензуры, я написал в газете.

— Мы сотрудничали с Владимиром Ивановичем, который познакомил нас со своим учителем Сергеем Вронским, и он сотрудничал с нами по оперативным вопросам. По воспоминанию генерал-майора Георгия Рагозина, в его присутствии, когда он служил офицером КГБ, пришел к Вронскому посетитель, искавший пропавшего племянника: «Мы уже уходили, но Вронский внезапно заволновался и попросил нас остаться. У посетителя был взгляд не столько пытливый, сколько бегающий. Вронский внимательно выслушал его рассказ о том, как пропал мальчик, как они, все родственники, волнуются и ищут его. А когда посетитель ушел, Вронский повернулся к нам и печально произнес: «Это и был убийца». Он не ошибся. Сотрудники КГБ взяли дело в свои руки, провели следствие и установили: дядя и был убийца.

Среди всех известных мне феноменов, которые помогали много лет КГБ и ФСБ, звездой первой величины считаю Валерия Валентиновича Кустова. Когда один из руководителей КГБ обратился к нему с просьбой, не мог бы он помочь заболевшему на орбите космонавту, он выполнил просьбу. И вылечил его по фотографии в газете «Труд». Когда его спросили: «А американские экстрасенсы могут сделать то же самое?», Кустов ответил, что могут, если человек на фото смотрит прямо в объектив — тогда информацию о нем легко считать! Его советом не пренебрегли. Через некоторое время космонавты, руководители государства и знаковые люди стали на официальных публичных фотографиях смотреть в сторону от объектива.

— Обладает ли Кустов даром предвидения, самым поразительным и не поддающимся измерениям, с которых, как известно, начинается наука?

— Чтобы ответить на этот вопрос, приведу рассказ Бориса Мыльникова, начальника на железнодорожном транспорте в Ростове-на-Дону, о предотвращенном террористическом акте, случившемся в России, когда преемником КГБ стала Федеральная служба безопасности (ФСБ). Эта история интересна тем, что информацию о злодеянии Кустов считал спонтанно, без предварительно поставленной ему задачи, во время разговора на совершенно другую тему. Вот что рассказал Борис Мыльников:

— В 2000 году окна моего кабинета выходили на городской вокзал. Как-то ко мне зашел Валерий Валентинович, у которого я тогда лечился. Говорим с ним о разных делах, и вдруг в процессе разговора он сменил тему: «Ты знаешь, я сейчас неожиданно снял информацию. Вот на том ме­сте, которое видно из твоего окна, террористы произведут взрыв, что спровоцирует крушение поезда. Это произойдет 14 или 24 марта нынешнего года». Время было тяжелое: война в Чечне, такая угроза существовала постоянно, мы устраивали бесконечные дежурства. Игно­рировать информацию, даже полученную столь странным путем, было нельзя. Я поставил в известность органы ФСБ, и они сразу же подключились, устроили засаду. Со своей стороны, мы, железнодорожники, проверили все пути и организовали дополнительную охрану. И вот именно 14 марта в этом районе задержали с поличным двух террористов, которые закладывали взрывное устройство под железнодорожное полотно. Это страшное злодеяние так и не произошло благодаря тому, что Валерий Кустов вовремя снял нужную информацию. Тем самым были спасены жизни мно­жества людей.

— Кто кроме Валерия Кустова, сотрудничая с Комитетом государственной безопасности, не в лабораторных исследованиях, в реальных обстоятельствах проявил себя и добился результата, который нельзя ничем другим, кроме их дара, объяснить?

— Хочу рассказать об одной давней антитеррористической операции по освобождению заложников, где нам помог экстрасенс. Этот случай заслуживает быть приведенным в подробностях. То был фактически первый пример в истории, когда необъяснимые способности человека использовали спецслужбы для обезвреживания преступника, захватившего самолет, да еще с таким блестящим успехом! Этим экстрасенсом был Тофик Гасанович Дадашев, юрист по образованию, известный по выступлениям во многих городах страны с демонстрацией «психологических опытов», которыми прославился Вольф Мессинг.

Событие произошло в Баку 30 марта 1989 года. Там в 10 часов вечера приземлился самолет Ту-134А, летевший рейсом из Воронежа и захваченный в пути террористом. На его борту находилось около 50 пассажиров и члены экипажа, все они оказались заложниками. Преступник (позднее установили его имя — Станислав Скок) утверждал, что в самолете находятся два его сообщника и взрывное устройство. Он показывал сумку на плече с бомбой и держал руку на часах с вмонтированным в них пультом взрывателя. Скок требовал дозаправить самолет, передать ему полмиллиона долларов, значительную по тем временам сумму, и возможность вылететь в Пакистан.

В аэропорт срочно прибыли руководители МВД Азербайджана, образовался штаб операции, и решили привлечь к ней всем бакинцам известного Тофика Дадашева. Его попросили убедить террориста подождать до 11 утра, когда доставят из Москвы полмиллиона долларов, которых в местном отделении Госбанка не оказалось. За ночь прилетела на аэродром группа спецназа «Альфа». Тофик предложил представить его террористу «представителем МИДа». На служебной машине сотрудник КГБ подвез Дадашева к хвосту самолета. И когда Скок выглянул в дверь, затеял с ним разговор, который сам и прервал через несколько минут. Погрозив преступнику пальцем, Тофик вернулся в машину и сказал сотруднику КГБ: «Мне ваши говорили, что у него бомба и сообщники, а я вижу, что это блеф. У него нет ни бомб, ни помощников».

Свое решение доложил руководству штаба. Виктор Карпухин, командир «Альфы», спросил: «Как быть? Он все время держит руку на пульте». Недолго думая, Дадашев посоветовал затеять с ним разговор. По его предвидению, захватчик задумается, попросит закурить, отнимет руку от часов, чтобы зажечь спичку, тогда и надо его брать.

Вернувшись в штаб, генерал, Герой Советского Союза, обращаясь к экстрасенсу как к начальнику, отрапортовал: «Докладываю: я сделал все, что вы мне сказали. Он подпустил меня к себе, сам попросил сигарету, и в тот момент, когда прикуривал, мы его взяли».

Именно знакомство с Валерием Кустовым и несколькими другими талантливыми экстрасенсами побудило меня инициировать государственную программу изучения экстрасенсорных явлений в России, несмотря на непризнание официальной наукой. Все факты и эксперименты, многим из которых я сам был свидетелем, убедили в существовании физических полей и принципов, еще не открытых физикой, но вполне реальных и пригодных для практического использова­ния. Их нужно и впредь изучать, не жалея сил и средств. Они откроют нам многие тайны мира.

Лев Колодный

+1

252

Пятая часть :

Невидимый щит президента

В предыдущих номерах «МК» генерал-лейтенант Савин и генерал-майор Шам рассказали о деятельности Генштаба Министерства обороны, КГБ СССР и ФСБ РФ в области изучения и применения на практике, при войне в Чечне, экстраординарных способностей людей. Продолжая затронутую тему, генерал-майор Борис Ратников, бывший первый заместитель начальника Федеральной службы охраны, рассказывает в беседе с обозревателем «МК» Львом Колодным о драматических историях, связанных с его работой в годы правления Бориса Ельцина.

— Борис Константинович, в своих воспоминаниях Ельцин писал: «Ко мне явились агенты КГБ, предъявили свои удостоверения и стали рассказывать спокойно, обстоятельно, доверительно, что со мной может случиться через неделю. Никаких покушений с топором или пистолетом, никаких отравлений или подстроенных аварий…» Какие такие агенты могли говорить о том, что может случиться через неделю?

— Это фантазии Ельцина, он в это не верил и не доверял КГБ вообще. Агенты никаких удостоверений не имеют и свою деятельность осуществляют тайно. Мы нашу аналитическую работу не афишировали, про нее не знало даже наше руководство — ни Коржаков, ни Барсуков. Они не могли принять явления, связанные с измененным состоянием сознания. Об этих технологиях сказано в моих книгах «Шаг к новому миропониманию» и «Диалоги с хранителем вечности», других публикациях.

Для начала расскажу вам о случае, где ясновидящие помогли в решении одной из наших основных задач — охране высших должностных лиц государства. В 1992 году Борис Ельцин впервые в качестве Президента России полетел в Америку с официальным визитом. Его сопровождал секретарь Совета безопасности Юрий Скоков. Наша служба пользовалась сообщениями оператора-экстрасенса, контролировавшего безопасность визита дистанционно, из Москвы.

— Не могли бы вы назвать этого оператора?

— Человек, который помогал нам получать информацию таким образом, был генерал-майор Георгий Георгиевич Рогозин. От него я получил основательные представления об этих технологиях. Поначалу у меня отношение к ним было довольно ироничным, я считал их чем-то вроде спиритизма и шарлатанства. Лично обладая хорошими экстрасенсорными способностями, Рогозин показал мне на примере, как можно путем изменения сознания черпать информацию вроде бы ниоткуда. В нашей службе он выполнял роль оператора-экстрасенса. Про других операторов сказать не могу, так как они еще работают, и это их личный секрет.

Генерал-майор Георгий Рогозин.
— Чем объяснить, что мысль одних людей дистанционно, на любые расстояния, уносится в пространство, как радиоволны, а другие люди мысленно, как радиоприемники, воспринимают эти мысли за тысячи километров?

— Объясняется это тем, что мысль не идеальна, как нас учили на лекциях по философии. Она материальна и может не только передаваться на расстояние, но и передвигать предметы, вращать стрелку компаса и так далее. Есть люди, умеющие передавать и воспринимать информацию без технических средств, видеть на расстоянии. На 400–500 испытуемых попадается один такой человек с природными задатками экстрасенса, ясновидящего, способный использовать технологию вхождения в чужое сознание. Он настраивается на «объект интереса» по фото или по известному ему образу.

Ясновидящий входит в мысленное поле данного объекта и снимает информацию о намерениях и действиях. Получаемыми таким способом сведениями мы обменивались с Генеральным штабом и спецслужбами. Отдельные выявленные угрозы докладывались Коржаковым Президенту России.

В дни визита Ельцина в Америку оператор вдруг сообщил нам, что в отношении Скокова применена техника психического воздействия. Оказывается, он был на встрече, проходившей на вилле у крупного американского бизнесмена Гринберга, связанного с ЦРУ. Естественно, руководство США очень интересовал внутренний механизм принятия политических решений в России. В связи с быстрыми переменами в бывшем СССР и непредсказуемостью Ельцина этот механизм постоянно менялся, и ЦРУ было трудно уследить за ним. В результате ЦРУ не смогло устоять от соблазна использовать личное присутствие Скокова и попытаться выяснить у него этот механизм путем психического воздействия и, возможно, внушить ему кое-какие специальные задания, как это делают гипнотизеры.

Мы, естественно, постарались оградить Скокова от подобного воздействия и заблокировать экстрасенсорными методами утечку информации. Уверен, нам это удалось. Правда, Скоков при этом почувствовал недомогание и быстро покинул виллу Гринберга. Скокову в кофе добавили психотропное вещество. Чтобы развязать ему язык, но добавили слишком большую дозу, и ему стало плохо. По окончании визита я сверил все наши данные лично с ним, и они полностью подтвердились.

— Расскажите о том, как служба охраны занималась экстрасенсорными методами защиты президента России?

— После визита в США по дипломатическим каналам начал прорабатываться вопрос визита Ельцина в Японию. По данным Совета безопасности, во время визита Ельцин готовился передать Японии 2–3 острова Курильской гряды для демонстрации своего нового политического курса. К такому шагу его также склонял ряд фигур из его ближайшего окружения. Но Курильские острова — очень щекотливый вопрос. Надо было протестировать ситуацию и посмотреть возможные варианты развития событий.

Нами был подготовлен сильный оператор-экстрасенс...

— Что значит «сильный экстрасенс», как вы убеждались в его силе или слабости, назовите этого человека и других ваших необычных сотрудников.

— Им был тот же Рогозин, его информация подтверждалась другими операторами и контрразведкой. Сила определялась процентом совпадений информации оператора с реальностью.

Так нам стало известно, что, как только Ельцин передаст Японии острова, Китай сразу предъявит России претензии на свои спорные территории. Эта ситуация окажется выгодна многим политическим силам в мире: они начнут подталкивать руководство Китая начать вооруженный конфликт с Россией, чтобы затем международное сообщество объявило Китай агрессором. Тогда ООН и ряд стран могли бы применить против Китая экономические и политические санкции как против агрессора, посягнувшего на суверенную территорию другого государства. Это было бы очень выгодно политическим и экономическим конкурентам Китая. Но не России.

Получив такой неутешительный прогноз, мы просто не могли в него поверить. Было принято решение через органы разведки и контрразведки проверить, имеет ли эта информация под собой основу, может ли развитие событий пойти по предсказанному сценарию. Тщательная проверка показала, что предполагаемая ситуация и ее последствия вполне реальны. Острова отдавать было нельзя.

После совещания с Барсуковым и Коржаковым я доложил о ситуации Юрию Скокову, кстати сказать, очень дальновидному и компетентному человеку. Он нас полностью поддержал и немедленно отправился к президенту, настаивая на отмене визита. Но в ответ помимо нелицеприятных слов он услышал от Ельцина:

— Захочу — отдам, не захочу — не отдам!

Мы тогда решили действовать сами.

— Как вам удалось противостоять этому визиту?

— Предварительная программа визита уже была отправлена в Японию и вернулась оттуда с корректировкой: 1) Ельцин не должен выходить «в народ», поскольку на улицах Токио много мотоциклистов, которые могут метнуть бутылку с зажигательной смесью; 2) Ельцин не должен посещать соревнования по борьбе сумо, там нет возможности проверить всех болельщиков, а посадить Ельцина в ложу императора по этикету не положено; 3) Ельцин не должен ездить в Киото для возложения венка к памятнику русским матросам, которые погибли, спасая японцев во время землетрясения, поскольку кладбище очень заросло и под каждым кустом может сидеть террорист. В противном случае его безопасность японская сторона не гарантирует.

Мы решили базироваться на этих трех запретах, чтобы отменить визит и не пустить Ельцина в Японию. На следующий день была встреча министра иностранных дел Андрея Козырева с министром иностранных дел Японии. Мне было поручено переговорить с Козыревым. Я перехватил его до переговоров и сказал, что у меня к нему разговор по поручению президента (хотя президент мне ничего не поручал). Затем объяснил, что я прошу еще раз потребовать от японского министра гарантий на случай, если Ельцин нарушит три запрета, оговоренных в протоколе. Естественно, японский министр на себя дополнительную ответственность не взял. Мы тут же оформили этот ответ Козырева докладной запиской в Совет безопасности.

Теперь мне надо лететь в Токио. Коржаков подписывает бумагу, удостоверяющую мои особые полномочия. В Токио встречаюсь с послом России в Японии и объясняю, что надо предотвратить визит. Думаю, что он здорово перепугался, не знал, как ему реагировать. Далее встречаюсь с представителями спецслужб Японии, обсуждаем с ними порядок обеспечения охраны, построение и проезд кортежа, способы связи и, уже уходя, как бы невзначай спрашиваю, смогут ли они обеспечить в полной мере безопасность президента по трем обозначенным пунктам, мол, наш президент не согласен соблюдать все ограничения. Получаю отрицательный ответ и закипаю вроде бы праведным гневом:

«Как так, вы, служба безопасности, профессионалы, не можете гарантировать 100%-ную безопасность нашего президента?! Зачем же вы его к себе зовете? Я буду доклады­вать о том, что визит плохо подготовлен вашей стороной».

Японцы в недоумении. Вечером я даю интервью корреспонденту программы «Время»: он спрашивает, как проходит подготовка визита президента. А я отвечаю, что плохо, японская сторона не готова, безопасность президента не обеспечивается как надо. И тут же шлю шифровку в Москву. Скоков срочно собирает Совет безопасности с одним вопросом на повестке: ехать Ельцину в Японию или нет? Все члены совета находятся под впечатлением от услышанного в программе «Время», а тут еще шифровка из посольства и докладная записка о беседе Козырева с японским министром. Ну кто при такой ситуации отважится голосовать за визит? Все и проголосовали против. Скоков ставит Ельцина перед фактом: Совет безопасности постановил отложить визит президента в Японию по соображениям безопасности. Миссия была выполнена, острова остались за нами.

Генерал-майор Борис Ратников.
— Но почему, обладая предсказаниями ваших всевидящих операторов, правление Ельцина сопровождалось катаклизмами и войнами?

— Потому что он пренебрегал предостережениями секретных служб и экстрасенсов. Так, задумав выступить миротворцем между Азербайджаном и Арменией, по старой привычке Ельцин решил стать всесоюзным арбитром, хотя Союз уже развалился.

Конфликт назревал: войны еще не было, но стычки случались. Ельцин полагал, что нарастающий конфликт можно погасить, если он лично съездит в Нагорный Карабах, бывший яблоком раздора. Мои же операторы-экстрасенсы однозначно заявили: такой сложный территориальный конфликт правители не смогут решить за спиной народов. Поездка Ельцина в Нагорный Карабах только усугубит противостояние — на Кавказе начнется настоящая война.

Официально я поехал в Азербайджан с задачей подготовить визит Ельцина: развернуть структуру службы безопасности, отработать взаимодействие с КГБ Азербайджана. Приехав, решил поговорить о сложившейся ситуации с президентом Азербайджана Аязом Муталибовым, который сразу дал мне аудиенцию. Мы проговорили минут 40. Было принято решение уговорить Ельцина не лететь в Карабах. Муталибов обещал сделать все что может.

Самолет с Ельциным приземляется, я забегаю на борт и докладываю ему, что анализ развития ситуации предсказывает самые негативные последствия его визита в Нагорный Карабах. Ельцин слушает меня, набычившись, рукой отталкивает меня и молча идет к выходу, туда, где накрыты столы. Пиршество начинается. Муталибов не пьет, а Ельцина уже развезло. В это время идет процесс: Муталибов убеждает отказаться от поездки в Нагорный Карабах, а Ельцин упирается: «Полечу, и всё! И тебя с собой не возьму!»

И это он говорит президенту независимой страны! Потом Ельцин звонит Нурсултану Назарбаеву, президента Казахстана приглашает поехать с ним в Карабах. Через несколько часов прилетает Назарбаев, и они на вертолете летят в Карабах. На второй вертолет я сажаю Муталибова и на свой страх и риск везу его туда же. Приземляются два вертолета: из одного выходят Ельцин с Назарбаевым, из другого мы с Муталибовым. Ельцин увидел Муталибова и демонстративно говорит Коржакову: «Чтобы я его там не видел!»

Я в растерянности — не знаю, что делать. В конце концов размещаю Муталибова с охраной в соседнем здании и прошу его не показываться на глаза Ельцину.

Тем временем готовится импровизированная сцена, на которой должен выступать Ельцин: подогнали грузовик, опустили борта, поставили охрану. В 30 метрах от грузовика стоит цепь из местных милиционеров, а за ними уже толпа из местных жителей, в основном армян. Ельцин начинает полупьяную пламенную речь о том, что всем надо жить в мире. Я стою и наблюдаю за толпой.

Вдруг замечаю движение, схему которого уже изучил по Афганистану. Мужчины отдвигаются на задний план, а впереди перед цепью выстраиваются женщины и дети. Мы с Коржаковым сразу подошли к ребятам из группы спецназа «Альфа» и дали указание сомкнуть ряды, потому что явно готовится прорыв. Я такое уже видел в Афганистане: сейчас дети поднырнут под цепь, за ними ринутся женщины, образуется брешь, сквозь которую прорвутся и мужики.

Так и случилось. Толпа попыталась прорваться, но «Альфа» стояла жестко, и все поняли: эти в случае чего будут стрелять. Люди стали кричать, чтобы земля была отдана армянам. Ельцин быстро ретировался, мы были вынуждены эвакуировать его с На­зарбаевым в соседний городок Гянджу. В последний момент я еле успел насильно втолкнуть Муталибова в машину Ельцина. Тот был страшно раздосадован. Для поправки настроения Ельцин по приезде в Гянджу снова выпил. Потом заснул. Так примиренческая миссия закончилась.

Как мы и предполагали, визит Ельцина только усугубил остроту конфликта. Вскоре после его приезда в Нагорный Карабах развязалась настоящая война. Операторы-экстрасенсы оказались совершенно правы в своих прогнозах.

Книга Ратникова и Рогозина.
— Предвидели ли ваши операторы то, что случилось в Чечне?

— Да, они неоднократно предупреждали нас, что в Чечне назревают грозные события и нам нужно проявить максимум взаимопонимания, выдержки и доброй воли, чтобы сбалансировать ситуацию. То же самое понимали трезвомыслящие политики в России. Президент Чечни Джохар Дудаев неоднократно пытался добиться встречи с Ельциным или хотя бы телефонного разговора, но все его попытки оказались тщетными. Особый энтузиазм в разжигании конфликта проявляли тогдашние премьер-министр Виктор Черномырдин, министр обороны Павел Грачев и помощник президента Виктор Ильюшин.

Понимая это, спецслужбы старались во что бы то ни стало не допустить военного конфликта. На основе оперативной информации и прогнозов, полученных от экстрасенсов, мы с Коржаковым составили докладную записку службы безопасности о недопустимости ввода войск в Чечню и боевых действий там. Как пример приводили Афганистан. Вечером Коржаков доставил записку президенту, и тот, к нашему облегчению, в целом с ней согласился.

— Но почему, несмотря на ваши усилия, война началась на Кавказе и вслед за ней — беспредел террористов в самой России?

— Потому что после нашей докладной записки утром следующего дня президент Ельцин принял решение о вводе войск в Чечню. Мы стали выяснять, почему он поменял свое решение, и обнаружили, что поздно вечером, уже после визита Коржакова к нему, заезжал Черномырдин, и они проговорили до полуночи.

Могли ли мы предотвратить войну в Чечне? Видимо, да. За год до ее начала Генштаб знал об этом благодаря своей разведке и своим операторам, о чем меня предупредил тогда начальник оперативного управления Генштаба генерал Квашнин, ставший впоследствии начальником Генерального штаба.

Предсказания экстрасенсов носят вероятностный характер. Есть не одно строго определенное будущее, а спектр возможностей. От нас зависит, какую из них мы выберем. Но выбор будущего — это не просто желание, это наши усилия, наше решение, наша работа. Недостаток всех прогнозов один: никто не учитывает разумную составляющую при этом, то есть рождаемые по этому поводу мысли, а они оказывают огромное влияние на дальнейшее развитие прогнозируемой ситуации, ведь мысль материальна и может реализоваться при определенных условиях.

Лев Колодный

+1

253

Шестая часть :
Ясновидящий в поле зрения КГБ: "Это все воздействие Кустова"
«Трудно объяснить то, что не могут понять сотни лет академики наук»

В опубликованных «МК» беседах Льва Колодного с генералами Министерства обороны, КГБ, ФСБ и ФСО они рассказывали о рассекреченной программе, которой пятнадцать лет занимались в/ч 10003 Генерального штаба и другие закрытые учреждения. Военные изучали людей с необъяснимыми способностями не только исцелять, но передавать мысли на расстояния, предвидеть будущее… Они могут влиять на ситуацию и поведение людей, предотвращать опасность, находить преступников. Собеседники «МК» неоднократно с благодарностью упоминали имя Валерия Кустова. Пришло время дать ему слово.

— Валерий Валентинович, мне рассказывали, что вас исследовали не только военные, но и в ИРЭ АН СССР, где служила Джуна. Я ее три года сопровождал в лабораторию, которой руководили академик Гуляев и профессор Годик в Старосадском переулке. Но вас там никогда не видел.

— Объясню почему. В лабораторию Гуляева—Годика я приезжал в сопровождении сотрудников компетентных органов. Часто бывало так, что садился в кресло, из которого только что встала Джуна Давиташвили. Но нам общаться не разрешали. Познакомились мы спустя много лет, когда программу с моим участием рассекретили. Меня попросили поддержать ее здоровье, в процессе лечения мы стали друзьями, на память она написала дорогой мне отзыв:

«Валерий Кустов — единственный специалист, которого я допустила к себе. Он очень сильный целитель и при лечении показывает реальные результаты. Когда он лечит, я ощущаю его биоэнергетическое воздействие. Валерий — гений в своей работе, при этом добрый, светлый человек. Желаю ему много лет помогать людям!»

Она была талантливым во многих сферах человеком, но за стенами лабораторий всецело отдавалась целительству. Я этим даром владею, но меня привлекали к решению многих других задач…

— Прежде чем услышать о них, расскажите о себе: с чего все началось, что побудило заниматься тем, что многие считают в лучшем случае внушением, заблуждением журналистов?

— Родился я в Нальчике в 1949 году. В два года пережил клиническую смерть из-за ошибки медсестры, которая ввела не то лекарство. Спустя много лет генерал-лейтенант Савин Алексей Юрьевич сказал, что в тот момент я скорее всего получил свои способности. Постепенно все нормализовалось, я стал веселым, активным ребенком.

— Насколько мне известно, клиническая смерть, тяжкий недуг пробудили феноменальные способности Нинель Кулагиной, ставшей также объектом изучения в лаборатории Гуляева—Годика. Когда почувствовали в себе необъяснимый дар, способный поражать людей?

— Первые необычные явления со мной стали происходить лет с 14. Если кто-то из знакомых заболевал, я почему-то знал, поправится ли он. Если нет, мог назвать примерную дату смерти. Со временем родственники стали обращать внимание, что при моем прикосновении возникают искры и покалывание, как от статического электричества. Причем в тех же условиях у других людей ничего подобного не происходило.

За день до первого вступительного экзамена в институт дальняя родственница предложила предсказать мою судьбу. Я ответил, что ничему подобному не верю. Но она, раскинув карты Таро, сказала: «Завтра можешь на экзамен не идти — все равно получишь «двойку». Но позже поступишь на заочное отделение и будешь учиться долго. Не потому, что тебе трудно учение, а потому, что ты будешь помогать людям».

Все произошло именно так, как было предсказано: не смог решить задачу, которую уже решал ранее, — как заклинило! И я поверил, что мой путь в жизни предопределен. В дальнейшем было еще много знаков, которые это подтверждали.

— Как вы попали в поле зрения спецслужб, КГБ — сами предложили свои услуги?

— Нет, конечно. Во время сессии в институте, сдавая экзамен, я вдруг увидел своего преподавателя в форме майора, хотя он был в костюме. Я запнулся и сказал: «Вижу форму майора. Вы не надевали ее вчера?» Преподаватель вздрогнул и резко ответил, что никогда военным не был. На следующий день моя тетя, у которой были связи в КГБ, предупредила меня: «Ты что-нибудь натворил? За тобой установили круглосуточное наблюдение с записью всех контактов и разговоров! Будь осторожен и не говори, что попало!» Как оказалось, преподаватель служил в КГБ, получил звание майора и за день до экзамена надевал новую форму с погонами, чтобы сфотографироваться на удостоверение…

Когда начал работать по специальности, у меня проявилась способность лечить. Простым движением рук, не прикасаясь к телу, я избавил от боли сотрудницу, страдавшую системной красной волчанкой. Позже она родила здорового ребенка.

— Валерий Валентинович, о целительстве, бесконтактном массаже мне многое известно от Джуны — я хотел бы услышать о вашей тайной службе…

— Молва о моем странном лечении распространилась по маленькому Волгодонску, где я тогда жил с семьей. Узнали обо мне в КГБ и других силовых структурах. Меня стали привлекать к расследованию уголовных преступлений, промышленного шпионажа. Сотрудники спецслужб тоже люди и тоже болеют, я их лечил… Результаты работы настолько их поразили, что мои способности решили исследовать в Ростовском медицинском институте. Длилась проверка несколько месяцев под контролем начальника областного управления КГБ генерал-лейтенанта Алексея Хлесткова, с которым я встречался ежедневно.

В 1982 году мне выдали документ, в котором говорится, что мои способности подтверждены в ходе всесторонних экспериментов, дают реальные результаты. Я получил признание медицинского сообщества с официальным правом лечения, начал вести прием в поликлинике.

— Примерно в это же время официально начали изучать Джуну, но ею занимались физики, а вы попали в орбиту КГБ не только как целитель….

— Сотрудники спецслужб, поверив в меня, стали систематически привлекать к раскрытию тяжких преступлений. Я видел и описывал им, как все происходило, как выглядели преступники и жертвы, где и какие можно найти улики… В большинстве случаев мои описания помогали преступления раскрыть, а иногда и предотвратить.

Случаев было много, они все чем-то похожи друг на друга… О них вам недавно рассказывал в «МК» генерал-майор Николай Шам, бывший первый заместитель председателя КГБ СССР.

Очень важной была моя работа на Ростовской атомной станции в связи с близостью к Кавказу, где шла война. Директор станции Владимир Погорелый по рекомендации местных спецслужб пригласил меня стать его советником по информационной безопасности. Я выявил несколько дефектов оборудования, которые могли привести к авариям разной степени тяжести. Самым серьезным из них был дефект лопатки турбогенератора, который мог привести к катастрофе, сравнимой с чернобыльской. Его практически невозможно обнаружить без специального исследования, которое не планировалось, но было проведено после моего указания. По моим оценкам, этот дефект турбогенератора являлся преднамеренным диверсионно-террористическим актом. Дело передали спецслужбам, и расследование засекретили. Ростовская АЭС за эту работу наградила меня благодарственной почетной грамотой.

Как-то нашу станцию посетил заместитель директора Южно-Украинской АЭС Леонид Корчагин. Наш директор Погорелый попросил меня оценить текущую ситуацию по надежности его станции. Я «снял» информацию и сообщил, что в течение 10 дней с момента возвращения Корчагина на ЮУАЭС на третьем блоке и конкретном месте произойдет авария во время смены, в которую будет работать инженер, чья фамилия ассоциируется с очками. Чтобы предотвратить аварию, я рекомендовал отправить этого сотрудника на некоторое время в отпуск. Корчагин с удивлением отметил, что в третьем блоке действительно работает инженер по фамилии Ачкасов. Но удивления оказалось недостаточно: на станции не выполнили мою рекомендацию. В результате на 7-й день в указанном мною месте вырвало заглушку, что привело к остановке энергоблока на ЮУАЭС. Как раз в этой смене работал инженер Ачкасов. Его вины в происшествии не было, но его отсутствие могло бы изменить конфигурацию информационного поля в момент аварии и предотвратить ее. Корчагин пригласил меня на ЮУАЭС для анализа безопасности станции…

— Валерий Валентинович, можете ли вы воздействовать на явления природы, о чем мне рассказывала Джуна и чему я не очень поверил?

— Могу рассказать о визите главы Минатома Адамова на нашу атомную станцию. Когда его вертолет подлетал к РосАЭС, разыгралась снежная буря, пилот не смог приземлиться и больше часа кружил в воздухе. Тогда Погорелый разыскал меня по телефону в другом городе и попросил обеспечить посадку вертолета. Я сделал программу, находясь на расстоянии более 300 км. Через 20 минут буря улеглась, вертолет приземлился, прошло совещание, и после отлета Адамова буря возобновилась. Подобных случаев было много…

— Ростовом-на-Дону вы не ограничились. Как попали в поле зрения руководства спецслужб СССР?

— Обо мне доложили в центральный аппарат, и меня вызвали в Москву, где я в 1984 году познакомился с Николаем Шамом, затем — с другими генералами и старшими офицерами КГБ, МВД и Генштаба. Началось сотрудничество с главным эшелоном спецслужб. Для меня это означало постоянные командировки в Москву и другие города. Вызовы приходили из разных министерств, а иной раз из ЦК КПСС и правительства.

Мои способности исследовали в Институте авиационной и космической медицины и многих других соответствующих учреждениях Москвы. Однажды, как только начался эксперимент, все электронное оборудование лаборатории Института мозга выключилось. Ученые нам растолковали, что у них очень чувствительная аппаратура: видимо, произошла вспышка на Солнце, и оборудование среагировало. На что сопровождавший меня офицер ответил: «Это все — воздействие Кустова!» Мы ушли — оборудование сразу заработало. На следующий день повторилось то же самое. Тут даже до скептиков дошло, что вспышки на Солнце не могут происходить по заказу как раз в тот момент, когда со мной на станции начинается эксперимент. Ученые сказали, что их аппаратура не выдерживает такой силы воздействия, — меня отправили на исследования в другое подразделение.

— Вы часто говорите: «сделал программу», «смоделировал программу» — какой смысл вкладываете в эти загадочные слова?

— Трудно объяснить то, что не могут понять сотни лет академии наук всего мира. Вместе с анализом ситуаций я не только занимаюсь прогнозированием и планированием действий и их результатов. Мысленно вижу образы и события, возникающие в информационном поле, не поддающемся измерению, как электромагнитное поле и другие известные физикам поля. Но это не означает, что на него нельзя влиять.

Стараюсь помочь каждому человеку не только по здоровью и бизнесу, но и наладить жизнь, изменить мировоззрение. Консультирую бизнесменов, моделирую сделки, при необходимости снимаю информацию о перспективе и вношу коррективы.

— Приходилось ли вам, как Джуне, встречаться и дружить с замечательными людьми?

— В мой кабинет довольно часто приходят известные люди, со многими из которых затем складываются дружеские отношения. Но называть их я не могу из этических соображений.

В моей жизни было много такого, о чем еще не пришло время рассказывать… Меня постоянно исследуют и поныне. Материалы по большинству проектов, в которых я был задействован, засекречены до сих пор.

Лев Колодный

0